Среда, 23.08.2017, 12:52
Афоризмы, цитаты, высказывания Гейне Генрих
Главная | Гейне Генрих | Регистрация | Вход
Меню сайта


Гейне Генрих - цитаты, афоризмы, высказывания, фразы

Христиан Иоганн Генрих Гейне - родился 13 декабря 1797 года в городе Дюссельдорф.  Немецкий поэт, публицист, критик. Последний поэт «романтической эпохи» и одновременно её глава. Основные произведения - Сборники стихов - "Книга песен",   "Новые стихотворения", "Романсеро"; Путевые картины -  Путешествие по Гарцу,  Северное море и Идеи,  Путешествие из Мюнхена до Генуи  и Луккские воды, Город Лукка. Умер 17 февраля 1856 года в Париже.

 

Цитаты, афоризмы, высказывания, фразы - Гейне Генрих

 

  • Всякий имеет право быть глупым.

 

  • Единственная красота, которую я знаю, — это здоровье.

 

  • Красивые мысли нередко служат костылями хромым мыслям.

 

  • Страдания, пусть и воображаемые, причиняют не меньшую боль.

 

  • Среди сотни пиетистов девяносто девять мошенников и один осёл.

 

  • Добродетельным можно быть в одиночку, а для порока нужны двое.

 

  • Всякое время имеет свои задачи, и, разрешая их, человечество движется вперёд.

 

  • Случайный визит в дом умалишенных показывает, что вера ничего не доказывает.

 

  • Это была лишь прелюдия, там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей.

 

  • Любовь к свободе — цветок темницы, и только в тюрьме чувствуешь цену свободы.

 

  • В будуаре куртизанки всё-таки можно найти больше чести, нежели в банкирской конторе.

 

  • Порох уравнял людей, ружьё в руках горожанина стреляет не хуже, чем в руках дворянина.

 

  • Немцы обладают замечательной привычкой при всяком деле, которое они делают, нечто иметь в виду.

 

  • С тех пор как вышло из обычая носить на боку шпагу, совершенно необходимо иметь в голове остроумие.

 

  • Женщина не знает второй любви, её натура слишком нежна, чтобы дважды пережить страшнейший катаклизм.

 

  • У римлян, наверное, не осталось бы времени для завоевания мира, если бы им сначала пришлось изучать латынь.

 

  • Я совсем не хочу сказать, что женщины лишены всякого характера. Упаси бог! Наоборот, у них ежедневно новый характер.

 

  • Никакое заклинание не устоит против любви. Любовь ведь сама есть высшее волшебство, всякое иное заклятие уступает ей.

 

  • Гомеопатический принцип, согласно которому от женщины нас излечивает женщина, пожалуй более всего подтверждается опытом.

 

  • Поэты — не постоянный народ, на них нельзя положится, и лучшие из них часто меняли свои взгляды только из страсти к переменам.

 

  • Поэзия, при всей моей любви к ней, всегда была для меня только священной игрушкой или же освящённым средством для небесных целей.

 

  • Нынешний день — порождение вчерашнего дня. Чтобы узнать, чего желает нынешний день, нужно исследовать, чего хотел вчерашний день.

 

  • В созданиях всех великих поэтов, в сущности, нет второстепенных персонажей, каждое действующее лицо есть на своем месте главный герой.

 

  • Святой Дени, как всякий знает, — покровитель королей Франции; как известно, этого святого изображают держащим в руке собственную голову.

 

  • Принято прославлять драматурга, умеющего извлекать слёзы. Этим талантом обладает и самая жалкая луковица. С нею он делит свою славу.

 

  • Совершенство мира всегда адекватно совершенству того духа, который созерцает его. Добрый находит на земле рай для себя, злой уже здесь вкушает свой ад.

 

  • Только дурные и пошлые натуры выигрывают от революции. Но удалась революция или потерпела поражение, люди с большим сердцем всегда будут её жертвами.

 

  • Мир — огромный скотный двор, очистить который вовсе не так легко, как конюшни Авгия, ибо пока его метут, быки остаются в нём и наваливают новые кучи навоза.

 

  • Не быть подчинённым никакому закону значит быть лишённым самой спасительной защиты, ибо законы должны нас защищать не только от других, но и от нас самих.

 

  • К сожалению, женщины способны делать нас счастливыми всего только на один лад, в то время как у них имеется тридцать тысяч способов сделать нас несчастными.

 

  • Русские — славный народ, и я рад уважать и любить их; но с тех пор, как пала Варшава, последний оплот, отделявший их от нас, они так приблизились к нам, что мне делается страшно.

 

  • Думаю, однако, что всегда подозрительно, когда человек меняет взгляды и переходит на сторону господствующей власти, и что в этом случае он уж никак не может почитаться хорошим авторитетом.

 

  • Художник — дитя, о котором народная сказка повествует, будто слёзы его — чистый жемчуг. Ах! Злая мачеха вселенная затем и бьёт так беспощадно бедное дитя, чтобы оно роняло побольше слёз-жемчужин.

 

  • Легко, например, прощать своим врагам, когда случайно не обладаешь достаточным умом, чтобы иметь возможность повредить им, и также легко не обольщать женщин, если ты наделён слишком уж неприглядным носом.

 

  • Ясный солнечный свет свободы печати так же убийственен для раба, предпочитающего под покровом темноты получать высочайшие пинки, как и для деспота, которому не по душе луч, освещающий его одинокое ничтожество.

 

  • Я никогда не придавал большого значения славе поэта, и меня мало беспокоит, хвалят ли мои песни или порицают. Но на гроб мой вы должны возложить меч, ибо я был храбрым солдатом в войне за освобождение человечества.

 

  • Первая добродетель германцев — известная верность, несколько неуклюжая, но трогательно великодушная верность. Немец бьётся даже за самое неправое дело, раз он получил задаток или хоть спьяну обещал своё содействие.

 

  • Философы куда надёжнее, куда больше, чем поэты, придерживаются тех истин, которые некогда высказали; куда более стойко борются за них, ибо сами с трудом извлекли эти истины из глубин своего мышления, в то время как к праздным поэтам они приходят как лёгкий подарок.

 

  • Да, женщины опасны; но я всё же должен заметить, что красивые далеко не так опасны, как те, которые обладают умственными преимуществами более, чем физическими. Ибо первые привыкли к тому, чтобы мужчины ухаживали за ними, между тем как последние, играя на себялюбии мужчин и приманивая их лестью, приобретают больше поклонников.

 

  • Церковь, некогда властительная дама, перед которой рыцари преклоняли колена и выезжали в её честь на турнир со всем Востоком, эта церковь стала немощной и состарилась, она готова теперь подрядиться к этим самым рыцарям на службу нянькой и обещает своими песнями убаюкать народы, чтобы легче было наложить оковы на спящих и потом остричь их, как овец.

 

  • Никакая религия больше не в состоянии обуздать похоть маленьких властелинов земли, они безнаказанно глумятся над вами, их кони топчут ваши посевы, и дочери ваши голодают и продают цветущее тело грязному парвеню, все розы этого мира становятся добычей ветренного племени игроков на бирже и привилегированных лакеев, и от высокомерия богатства и власти ничто не защитит вас — кроме смерти и сатиры.

 

Поиск
Статистика
Copyright aphorism-citation.ru © 2009-2017
map1 map2 map3 map4 map5