Пятница, 21.09.2018, 17:49
Готфрид Лейбниц - цитаты, афоризмы, высказывания, фразы
Главная | Готфрид Лейбниц | Регистрация | Вход
Меню сайта


Готфрид Лейбниц - цитаты, афоризмы, высказывания, фразы

Готфрид Вильгельм Лейбниц - родился 21 июня 1646 года, Лейпциг, Курфюршество Саксония, Священная Римская империя. Саксонский философ, логик, математик, механик, физик, юрист, историк, дипломат, изобретатель и языковед. Основатель и первый президент Берлинской Академии наук. Лейбниц, независимо от Ньютона, создал математический анализ — дифференциальное и интегральное исчисления, комбинаторику как науку, заложил основы математической логики, описал двоичную систему счисления с цифрами 0 и 1, сформулировал закон сохранения энергии, в психологии выдвинул понятие бессознательно «малых перцепций» и развил учение о бессознательной психической жизни. Умер 14 ноября 1716 года, Ганновер, Брауншвейг-Люнебург, Германия, Священная Римская империя.

 


Цитаты, афоризмы, высказывания, фразы - Готфрид Лейбниц

 

 

  • Идеи — это материя мыслей.

 

  • Настоящее всегда чревато будущим.

 

  • Существовать — это быть в гармонии.

 

  • Настоящее грандиозно вместе с будущим.

 

  • Кто не составляет с собою единства, тот не свободен.

 

  • Мудрому не свойственно тратить силы сверх надобности.

 

  • Что мыслимо — то возможно, что возможно — то мыслимо.

 

  • Музыка есть бессознательное упражнение души в арифметике.

 

  • Люди презирают не столько порок, сколько слабость и несчастье.

 

  • Библиотеки – это сокровищницы всех богатств человеческого духа.

 

  • Доказанное примерами никогда нельзя считать полностью доказанным.

 

  • Вообще, когда существо свободно? Когда оно соответствует своему бытию.

 

  • Природа щедра в своих действиях и бережлива в предлагаемых ею причинах.

 

  • Люди никогда не обнаруживали большего остроумия, чем в изобретении игры.

 

  • Вечное стремление к новым наслаждениям и новым совершенствам — это и есть счастье.

 

  • Любовь есть склонность находить удовольствие в благе, совершенстве, счастье другого человека.

 

  • Я прошел бы 20 миль, чтобы выслушать моего худшего врага, если бы я мог что-либо узнать у него.

 

  • Всякое учение истинно в том, что оно утверждает, и ложно в том, что оно отрицает или исключает.

 

  • Мы созданы, чтобы мыслить. Нет необходимости, чтобы мы жили, но необходимо, чтобы мы мыслили.

 

  • Никогда не думал, что первым моим актом по восшествии Вашего Величества на престол английский будет апология.

 

  • Я совершенно согласен с Мальбраншем и Цицероном, когда они говорят, что человек рожден не для себя, но для других.

 

  • Мы тем свободнее, чем больше поступаем сообразно рассудку, и тем больше порабощены, чем больше поддаемся страстям.

 

  • Язык — это лучшее зеркало человеческого духа, и путем тщательного анализа значения слов мы лучше всего могли бы понять деятельность разума.

 

  • Я не различаю ни наций, ни Отечества, я предпочитаю добиваться большего развития наук в России, чем видеть их средне развитыми в Германии.

 

  • Покровительство наукам всегда было моей главной целью, только недоставало великого монарха, который достаточно интересовался бы этим делом.

 

  • Страна, в которой развитие наук достигнет самых широких размеров, будет мне самой дорогой, так как такая страна поднимет и обогатит всё человечество.

 

  • На вопрос, для чего существует актуально бесконечное число монад, отвечаю: чтобы они были в состоянии раскрыть все богатство божественного творения.

 

  • То, что я записал ещё в четырнадцатилетнем возрасте, я перечитывал значительно позднее, и это чтение всегда доставляло мне живейшее чувство удовольствия.

 

  • Действительные богатства человечества — это искусства и науки. Это то, что отличает больше всего людей от животных и цивилизованные народы от варваров.

 

  • Зависть есть беспокойство души, вытекающее из того, что желательным нам благом обладает другой человек, которого мы не считаем более нас достойным владеть им.

 

  • Истинная вера и истинная надежда не состоят в пустых словах и даже мыслях, а в практическом мышлении, то есть надо поступать так, как будто бы это было на самом деле.

 

  • Без полустраданий разве есть удовольствие? Кто не пробовал горького, тот не заслуживает сладкого и даже не сможет оценить его. Не следует пренебрегать никакой истиной.

 

  • Правда более распространена, чем полагают, но очень часто она приукрашена, прикрыта и даже умалена, извращена наслоениями, которые портят ее и делают менее полезной.

 

  • Горе – это беспокойство души, когда она думает о потерянном благе, которым могла бы дольше наслаждаться, или когда она мучается из за испытываемого ею в настоящий момент зла.

 

  • Дух божий нашел тончайшую отдушину в этом чуде анализа, уроде из мира идей, двойственной сущности, находящейся между бытием и небытием, которую мы называем мнимым корнем из отрицательной единицы.

 

  • Поистине есть два лабиринта в человеческом духе: один — касающийся строения континуума и другой — относительно природы свободы, и оба они проистекают из совершенно одного и того же источника — бесконечности.

 

  • Моральная необходимость мало мешает свободе, ибо кто выбирает наилучшее, тот от этого не становится менее свободен; наоборот, самая совершенная свобода скорее состоит именно в том, чтобы ничто не мешало действовать наилучшим образом.

 

  • Я воспользовался несколькими днями, чтобы провести их с великим русским монархом; затем я поехал с ним в Герренгаузен подле Ганновера и был с ним там два дня. Удивляюсь в этом государе столько же его гуманности, сколько познаниям и острому суждению.

 

  • Трёх выгод мы ждём от истории: прежде всего — наслаждения узнавать необычные вещи, затем — полезных, особенно для жизни, наставлений и наконец — рассказа о том, как настоящее произошло из прошлого, когда все превосходно выводится из своих причин.

 

  • Две вещи принесли мне огромную пользу, хотя обыкновенно они приносят вред. Во-первых, я был, собственно говоря, самоучкой, во-вторых, во всякой науке, как только я приобретал о ней первые понятия, я всегда искал новое, часто просто потому, что не успевал достаточно усвоить обыкновенное.

 

  • Я замечал, однако, что мои прежние занятия историей и философией значительно облегчили мне понимание юридической науки. Я был в состоянии без труда понимать все законы, и поэтому не ограничился теорией, но посмотрел на неё сверху вниз, как на лёгкую работу, и жадно ухватился за юридическую практику.

 

  • Когда я подрос, мне начало доставлять чрезвычайное наслаждение чтение всякого рода исторических рассказов. Немецкие книги, которые мне попадались под руку, я не выпускал из рук, пока не прочитывал их до конца. Латинским языком я занимался сначала только в школе и, без сомнения, я продвигался бы с обычной медленностью, если бы не случай, указавший мне совершенно своеобразный путь. В доме, где я жил, я наткнулся на две книги, оставленные одним студентом. Одна из них была сочинением Ливия, другая — хронологическая сокровищница Кальвизия. Как только эти книги попали мне в руки, я проглотил их.
Поиск

Статистика
Copyright aphorism-citation.ru © 2009-2018
map1 map2 map3 map4 map5